Привет всем!
Напишу немножко о том, что повидал я этим летом, находясь в командировке в Новгородской области, выполняя изыскания для проекта устройства искусственного электроосвещения автомобильной дороги А-116 «Новгород-Псков» в Новгородской области.

Объект, как обычно, было срочный, предположительно требовалось сделать топографическую съёмку около 8км дороги, про остальные 40 шла речь о том, чтобы «пробежаться» с карандашом и определить необходимость выполнения съёмки. По сути же, когда мы начали с простого участка, — выяснилось, что «пробежаться» не получится и надо делать нормальную съёмку, несмотря на то, что предыдущие изыскания были выполнены совсем недавно, — год назад. Однако с прошлых изысканий ситуация изменилась весьма. Что, впрочем, неудивительно, учитывая то, что предыдущая съёмка выполнялась для проекта реконструкции самой дороги.

В итоге, вместо запланированных 2 недель (руководством, естественно. Нами ставился срок — минимум 1,5 месяца), наша топография растянулась примерно на 2 месяца. И это только полевые работы, без камеральных. А это значило, что ещё столько же времени займут камеральные работы. Для тех, кто не знает, что это такое,- очень упрощенно:

полевые работы в топографии — работы, выполняемые «в поле» (логично, не правда ли?). Инженер с помощником делают топографическую съёмку, нанося на схему (абрис) изображение ситуации и координируя отмеченные точки инструментально;
камеральные работы выполняются дома, в офисе или в другом тёплом и уютном помещении. В процессе «камералки» полученные путём различных вычислений точки в программах обработки измерений, наносятся на топографический план — изображение местности в определённом масштабе.
Получается в итоге примерно вот такая картинка:

Нас такая ситуация со сроками не сильно печалила, так, немного напрягала пожалуй, но первое время было даже интересно. Пока было тепло. Для местных, питерских аборигенов это было адски жаркое лето, и большинство стонало от жары, работать было невозможно. Мы с братом, большуя часть своей жизни провели в суровой Сибири, поэтому для нас такая жара — вполне нормальное дело, и на работоспособность влияла не сильно. Мы даже получали наслаждение от того, что наконец-то увидели лето и здесь. Тем более, в полях работать было одно удовольствие.

Вечерами после работы, когда было не сильно лень, и когда не торопились на ужин, — мы разведывали местные водоёмы. В одной деревеньке нашли такое шикарное место! Потом, когда нас навещали наши милые дамы, мы ездили туда купаться и загорать вместе с ними:

Местные жители в Новгородской области — милейшие люди! После того, как мы закончили со съёмкой, — я ездил на согласования инженерных сетей. Все шли навстречу, у всех находилось немного времени для меня, все — вежливые и в своей работе весьма профессиональны. С такими людьми всегда приятно работать. Не обошлось, конечно, без исключения. Один человек в Новгородском водоканале никак не хотел идти на связь, женщина — хоть и начальник отдела, но… Печально, что такие бывают. Уже заметил, правда, что такие встречаются именно в водоканалах. Специально там таких набирают, что-ли?

История там презабавнейшая. В какие-то годы организация, почти монопольно выполняющая все изыскания и топографию в регионе, у которой был архив материалов всех изысканий, и в которую другие подобные организации сдавали свою съёмку для накопления (оттуда же и получали перед началом работ)… Приказала долго жить. Водоканал каким-то путём все архивы заграбастал себе, и теперь отказывается с кем-либо делиться. Более того, они отказываются в том числе давать информацию о своих инженерных сетях! То есть, проложили, такие, свой водопровод на чужой земле, и не говорят, где! Клёво, да?! Лучи нехорошей энергии в сторону водоканала!

Но это всё мелочи жизни. Наша поездка удалась! (вместо резюме 🙂 )

Небольшой фотоальбом по Новгородской области:

(там есть клёвый такой кошак, он к нам приходил, когда мы ездили на рыбалку)